В этот день ровно 115 лет назад в Лондоне родился культовый режисер и сценарист Альфред Хичкок. Его вклад в киноиндустрию сложно переоценить, по сути именно Хичкок задал стандарт для триллера в его современном понимании.

Каждый современный зритель хорошо знаком с такими словами, как «хоррор», «триллер», «саспенс». Не многие знают, что основатель этих кинематографических приемов – Альфред Хичкок. Именно он задал целое направление в новом кино, научил режиссеров использовать все имеющиеся кинематографические ресурсы, чтобы играть со зрителем в сложную психологическую чехарду. Однако в отличие от нынешних триллеров, наполненных окровавленным мясом (надо отметить, не всегда человеческим), фильмы Хичкока отличает изящный стиль, который прослеживается и во внешности героев, и в выборе сюжетной линии, и в случайно попавшей в кадр корзинке со швейными принадлежностями. Каждая булавка на своем месте, каждая деталь – необходима. Если это черно-белый «Психо», то его рисунок выполнен в тонах сливочного крем-брюле, если цветной метр «В случае убийства набирайте «М» – глянцевая открытка старого Голливуда с Грейс Келли. Хичкок умело наводит резкость и жонглирует ракурсами, цветом и музыкой, смешивает крупный и общий план, монтируя из мозаики сцен свой идеальный саспенс.

 

 

Хичкоку нравилось доводить сцены до абсурда, чтобы добиться должной зрелищности. Еще бы – для фильма «Завороженный» декорации писал сам Сальвадор Дали. Но при этом он всегда сохранял нужную долю правдоподобности происходящего. Будь то остросюжетные шпионские игры, сложные психические расстройства или стихийные бедствия, – везде создает и поддерживает напряжение его излюбленный прием МакГаффин. Термин МакГаффин в отличие от саспенса не так известен широкой публике. Это еще один кинематографический ход, популяризированный Хичкоком и ставший основой шпионских саг, детективных притч и мелодраматических триллеров. Хичкок называл его не иначе, как «дырка от бублика», по сути, это нечто или ничто, булавочная головка, вокруг которой закручивается сюжетная линия. Он по-чеховски развешивает повсюду ружья, только, не каждое выстрелит к концу фильма – и это то, что оставляет загадку зрителю даже после финальных титров.

 

 

У Хичкока был свой топ-лист фобий: младенцы, полицейские, высотные здания и то, что его следующий фильм окажется хуже предыдущего, а еще овофобия (странная сама по себе боязнь овальных предметов, в его случае – яиц). Все это только помогало ему снимать головокружительные сюжеты, а фильмы становились его персональной терапией. Свой первый сценарий он написал в 22, а в 25 уже снял первый фильм, хотя на съемочной площадке начинал с рисования карточек с именами актеров.

Что ему точно не грозило, так это забвение. Хичкок прочно вошел в классику мирового кинематографа, сняв более полусотни полнометражных фильмов (и почти в каждом появлялся в скромном эпизоде, словно чтобы застолбить место), а также телевизионные и документальные ленты.

 

 

Современные режиссеры и сценаристы до сих пор учатся «по-хичкоку» (Стивен Спилберг, Мартин Скорсезе, Дэвид Линч и другие). Некоторые сцены фильмов Мэтра саспенса стали настолько культовыми, что повторяются в новых картинах, например, у Эмира Кустурицы в «Аризонской мечте» одного из героев преследует «кукурузник» из хичкоковского «На север через северо-запад». Они появляются в тысячах звездных фотосессий, так в 2008-м Энни Лейбовиц создала целое порфтолио по мотивам Хичкока, в котором в объектив попали Шарлиз Терон, Гвинет Пелтроу, Скарлетт Йохансон, Роберт Дауни мл. и многие другие. Даже в кукольных сериях Барби – к 45-летию фильма «Птицы» компания выпустила игрушку в виде главной героини фильма, окруженную птицами.

Удивительно, что, вдохновив стольких современных акул кинематографа, став буквально свидетелем взросления кино от беззвучного до трехмерного, он так и не получил свой «Оскар», как лучший режиссер. Хичкок говорил, что нет ничего столь же прекрасного, как похороны в море – это просто, опрятно и не слишком инкриминирующе. После смерти его прах развеяли над Тихим океаном. Стоп, снято!